1978-1980 : Панки с синтезаторами
Мартин Гор был послушным и тихим мальчиком, вполне познавшим, что такое "счастливое детство". Он родился в простой рабочей семье в Дэгенхеэме, графство Эссекс 23 июля 1961 года. Одно время его отец и дед работали на автомобильном заводе "Форд" в Дэгенхэме, однако позже вся семья переехала в Бэзилдон, где и мать Мартина нашла работу- в доме престарелых, где работает и до сего времени. "Я всегда был тихоней, - вспоминает детские деньки композитор. - У меня всегда было только несколько друзей, а то и вообще не было. Большую часть времени я проводил в своей комнате, читая приключенческие рассказы. Я был с головой погружен в сказочный мир. В школе же я никогда не высовывался, учителя редко слышали мой голос". Главными интересами мальчика были иностранные языки, и конечно, музыка : "Когда мне было десять или около того, я открыл для себя старые рок-н-ролльные пластинки мое матери : там были записи Элвиса, Чака Берри и многих других. Я играл эти пластинки опять и опять, и мне казалось, что ничего лучше нет на свете". В тринадцать лет новоиспеченный фэн глэм-рока получил свою первую акустическую гитару и по ночам бренчал на ней, разучивая аккорды - получалось неплохо и быстро. Уже в школе он написал свои первые песни - это были "See You" и "A Photograph Of You", позже ставшие частью репертуара Depeche Mode. На почве музыки Мартин сдружился с Перри Бамонтом, учившимся вместе с ним в шеоле Святого Николаса, и позднее ставшим гитаристом в легендарных the Cure. Перри вспоминает : "Он был очень замкнут. Однако в том, что касалось учебы, он был сосредоточен и серьезен". Гор вспоминает, что где-то до 18 лет он почти не ходил на вечеринки и не выпивал, а его первая подружка по имени Энн ушла от него к высокому худому блондину Энди Флетчеру. "Я был реально странным ребенком, - говорит Мартин. - Потому что я по-настоящему любил ходить в школу и не хотел покидать ее, потому что там я чувствовал себя комфортно. Еще я играл в школьной футбольной команде и имел две отметки "А" по французскому и немецкому языку. А вот математику боялся".

После окончания школы в 1979-м году, Гор получил работу в банке в самом центре Лондона. От парня, уведшего у него девушку, Флетчера, его разделяла всего лишь стена - тот работал в страховой компании Sun Life Insurance. Мартин считает, что его коллеги относились к нему слишком "по-опекунски" - наверное, на них так действовал беззащитный вид этого худенького белокурого юноши. В свободное время Мартин поигрывал в дуэте Norman And The Worms вместе со своим школьным товарищем Филом Бурдеттом. Их репуртуар состоял из фолк-версий шуточных песен из сериала 60-х Skippy The Bush Karnagoo. Однажды на один из концертов дуэта Мартин притащил синтезатор Moog Prodigy, и этим сразу обратил на себя внимание одного из присутствующих на вечеринке по имени Винсент Кларк. "Мартин пришел с синтезатором, который по тем временам был просто бриллиантом, - вспоминает Кларк. - Он не нуждался в своем усилителе, надо было только подключить синтезатор к сети". Теперь подробнее о Винсенте Кларке. Он родился в Вудфорде в 1960 году и являлся старинным приятелем Энди Флетчера. Вместе они посещали церковную организацию Boys Brigade и пели в церковном хоре. Кларк вообще был набожным и тихим мальчиком, в отличие от товарища, который был гиперактивным фанатом футбола. Первый читал много книг по истории и собирался стать учителем, а второму родители прочили карьеру банковского воротилы, и считали, что будущее их сына явно не в сомнительной карьере музыканта. Впрочем, по воспомианиям Перри Бамонта, Флетчер не особенно интересовался музыкой в школе. Чего не скажешь о Кларке - с четырнадцати лет он стал фанатом поп-музыки и Simon And Garfunkel в частности. Еще он любил побренчать на гитаре вместе со своми друзьями и помечтать о будущей славе музыканта.

Когда до Бэзилдона добрался панк, Кларк и Флетчер быстренько переслушали все подходящие пластинки и сформировали свой дуэт, No Romance In China. Дуэт базировался на вокале и гитаре Винса и басу Флетча. Еще в группе был третий, неодушевленный участник: драм-машина Selmer auto-rythm, издававшая этакие жалобные постукивания. Друзья играл в основном свои любимые с детства песни: "I Like It" The Peacemakers, "The Price Of Love" Everly Brothers и "Then She Kissef Me" Фила Спектора. Спустя пару лет их музыкальные пристрастия сильно изменились, и он стали поклонниками пост-панковсих The Cure. Перри Бамонт видел их первое выступление в бэзилдонском пабе Double Six : "Они сыграли три песни и одной из них был кавер песни The Cure "Three Imaginary Boys". После нескольких выступлений дуэт развалился, и Флетч стал больше проводить времени со своей новой девушкой Грэйн, а Кларк пришел в группу The Plan, где играл вездесущий Перри Бамонт. Однако Винсу так и не удалось воплотить в этой группе свои идеи, и он покинул ее. Винс воссоеденился с Флетчем и они создали другую группу, под названием Composition Of Sound. К нем примкнул и Мартин Гор. Они добыли два примитивных синтезатора Moog и Yamaha, а Винс написал несколько своих собственных песен. Через несколько месяцев, когда Флетчу удалось купить еще одни клавиши, Composition стали полноценной оснащенной синти-группой. "После панка пришло время новой музыки : Kraftwerk и A Certain Radio, - считает младший брат Перри Бамонта Дэрил, ставший годами позже персональным ассистентом группы. - И это несмторя на то, что футуристическая/электронная сцена еще не оформилась до конца и только вылезла из подполья. Мне нравилась подобная музыка, напрмер, Гэри Ньюмен или группы с лейбла Some Bizzare, которая была гораздо тяжелее и мрачнее обычной музыки из чартов". Первый успех новых электронных проектов, в частности синглов Cars Гэри Ньюмена и "Autobahn" Kraftwerk, получивших первые места в бртианском хит-параде, вдохновил троих муызкантов, и Composition решили, что и они, непрофессиональные музыканты, умеющие обращаться только с синтезаторами, могут добиться успеха. Гэри Ньюмен однажды признался : "Мой единственный талант - создавать аранжировки из различных шумов и звуков. На гитаре это сделать невозможно, а на синтезаторе - проще простого." Мартин Гор же руководствовался другими вещами : "Для нас синтезатор - это такой же панковский инструмент, средство самовыражения. Я думаю, если бы мы не знали этого, мы делали такую же музыку, но пошли бы просто другим путем. Кроме того, мы выбрали этот инструмент, потому что он очень удобен для перевозки. Ты можешь взять синтезатор под мышку и пойти на концет. Одно время мы даже ездили на концерты в метро".

Параллельно с игрой в Composition Of Sound Мартин принимал участие в группе под названием French Look. Лидер этой группы был Роб Марлоу, крайне известная личность в Безилдоне. Он был одним из самых лучших друзей Кларка и позднее работал с Depeche Mode на одном лейбле. По воспоминаниям друзей, он был "как Гэри Ньюмен в том, что он всегда стремился быть фронтменом и играть на абсолютно всех инструментах : клавишах, гитаре и всем остальном". В French Look Гор играл на клавишах человека по имени Пол Редман, который тоже играл в группе, потому что имел неимоверное количество разнообразных синтезаторов. На одной из репетиций French Look присутствовал экс-панк по имени Дэвид Гэан и вместе с ними он устроил небольшой джэм, где спел кавер песни Дэвида Боуи "Heroes". Уже тогда у Винса Кларка возникла мысль о том, чтобы пригласить Дэвида в Composition в качестве вокалиста, поскольку сам Винс не хотел быть фронтменом ни при каких условиях. Одно время Дэвид просто ходил на выступления группы и смотрел, а летом 80-го уже присоеденился к Composition Of Sound в качестве вокалиста. Последний концерт без Дэйва у группы прошел в конце апреля, и Дэрил Бамонт помнти его : "Это был конец весны, перед моим окончанием школы. Тогда мой брат Перри оказывал им поддержку и приглашал их выступать. Они еще не стали полностью синтезаторным бэндом : Флетч играл на бас-гитаре, Мартин на клавишах, а Винс играл на гитаре и пел. Дэвид тоже был на этой вечеринке, смторел на них, и тогда я впервые познакомился с ним. Они тогда играли песни, позже записанные Depeche Mode: "Ice Machine", "Photographic" и несколько инструменталок". Концерт с Дэйвом на вокале состоялся в школе Святого Николаса перед French Look, которые, к слову, после него распались. Гэан очень нервничал, так как не выступал перед публикой уже десять лет. Его первым выступлением на сцене было пение в хоре Армии Спасения в возрасте восьми лет, и чтобы как-то вспонить прошлые уроки, ему пришлось пропустить пару стаканчиков. Дэрил Бамонт вспоминает этот концерт как "...очень хорошую ночку. Мы были все удивлены, когда Дэйв притащил целую толпу своих друзей из арт-колледжа, а в холле толпилась толпа Новых Романтиков и подростков. Все было замечательно, и тогда Винс понял, что он сделал правильный выбор".

Новый вокалист Composition Of Sound Дэвид Гэан родился в Эппинге 9 мая 1962 года в очень религиозной семье, и в раннем детстве, подобно Винсу и Энди посещал церковь и пел, как уже упоминалось, в Хоре Армии Спасения. Но в отличие своих согруппников, Дэйв, чтобы убить время перед занятием в Воскресной школе, куда ходил вместе со старшей сестрой, катался вокруг церкви на мотоцикле - так и закончилось его религиозное образование. Отца у парня не было, и до некоторого времени он всерьез полагал, что его отец умер. О том, что его отец жив, он узнал только в десять лет, когда его мать познакомила их - это было для мальчика большим шоком. "Мы жили тяжело, и я должен был помогать матери, - говорит Дэйв. - Но я не мог этого делать, так как сам постоянно нуждался в помощи". Он начал прогуливать школу и три раза попадал в тюрьму для несовершеннолетних : за граффити, вандализм и кражу автомобиля, который позже нашли на окраине города разбитым. "Я был очень трудным подростком , - говоит Гэан. - Мне нравилось прятаться от полиции. Сидеть за забором с сильно бьющимся сердцем - это вставляет, не так ли? Моя мать постоянно проливала горькие слезы за меня". Свою первую татуировку - обязательный символ "крутого парня" - он приобрел с помощью старого моряка по имени Клив, который сделал тату вокруг его шеи (там было написано : "Резать здесь"). В отличие от Энди, Винса и Мартина, которые в его возрасте и не помышляли дажен об алкоголе, с двенадцати лет Дэйв начал эксперементировать с наркотиками. "Я имел очень много друзей, таких как я, - вспоминает вокалист Depeche Mode. - Мы могли купить вместе огромную упаковку амфетаминов и рвануть на всю ночь в лондонские ночные клубы". С сексуальной жизнью у Дэйва тоже было все в порядке - первый опыт у него состоялся еще подростком вместе с подружкой его старшей сестры. Когда Гэан наконец-то с большим скрипом закончил школу, он принял решение устроиться на работу. Он сменил по своим словам, оклол двадцати рабочих мест, среди которых было разгрузка машин в супермаркете, стройплощадка и парфюмерная фабрика, где он работал упаковщиком. "Я приносил домой вполне приличные денежные суммы, - говорит Дэйв . - Давал деньги матери, потом шел в паб, чувствуя себя настоящим рабочим человеком. После чего я решил, что должен стать механком в газовой компании. Мой ииспектор посоветовал мне быть честным на собеседовании, что я и сделал : "Да, я судим три раза, но я сейчас полностью исправился, бла-бла..." Конечно, я не получил никакой работы. Я вернулся в инспекцию и послал их всех". В последние школьные годы Гэан открыл для себя панк и стал ездить на все концерты The Damned и The Clash. "Я не очень-то понимал, о чем поют The Clash, однако меня очень привлекало их мастерство и энергетика", - вспоминает Гэан, который следовал за панк-группами по всей Англии. Дэрил Бамонт вспоминает : "Дэйв всегда чувствовал себя немного не в своей тарелке в Бэзилдоне. В 70-х это было довольно дикое место, и поэтому он ездил на поездах в Лондон". На одном из таких панковских концертов Гэан встретил свою девушку по имени Джоанна, на которой женился в середине 80-х. Вместе он стали посещать концерты Гэри Ньюмена по всей Британии на протяжении 79-го года. Так началось увлечение Гэана электронной музыкой.

Вскоре после того, как Дэйв Гэан стал участником Composition Of Sound, он, как разбирающийся в моде выпускник арт-колледжа, предложил сменить название группы и в качестве нового предложил "Depeche Mode" - так назывался французский журнал, а в переводе это означало "Быстро меняющаяся мода" . Кларк говорит : "Нам очень понравилось звучание слов". Новое название вступило в силу где-то после шести-семи дат, отыгранных группой с Дэвидом. По воспоминаниям очевидцев, тогда это было довольно странное название для кучки мальчиков из дикого рабочего Бэзилдона, в которой лишь Дэвид был более разбирающимся в своременной культурной жизни и регулярно посещал клубы Лондона. "Depecge Mode были очень наивными, такими какими и должны быть 18-летние мальчики, - говорит Дэрил Бамонт. - Они составляли очень странный микс из совершенно разых людей. Дэйв был панком, Флетч слушал Грэхема Паркера, Мартин был фэном Kraftwerk. Из всех них, как мне кажется , Дэйв был наиболее близок Винсу". Окончательно оформившаяся группа проводила ночи за репетициями в гараже Винса. Его мать неоднократно негативно высказывалась относительно "дикого стучания" пальцев о клавиши, но не в силах была что-то сделать. Они отрепетировали довольно много материала и представили его в байкерском клубе в Саузенде. Байкеры были слегка удивлены прибывшими в клуб мальчиками с синтезаторами подмышками и их новыми товарищами из тусовки "Новых Романтиков", однако уже после половины выступления влюбились в группу и не хотели отпускать музыкантов со сцены. Ранние сеты Depeche Mode включали в себя песни, которые так никогда и не были записаны на официальных альбомах: "Reason Man", "Price Of Love" Everly Brothers, "Tommorow`s Dance", "Television Set", "I Like It" и "Ghost Of Modern Time". Одной из лучших песен тех времен была "Photographic", сочетающая в себе мрачный однообразный ритм с приглушенным голосом Дэйва, которым, он вероятно пел в хоре Армии Спасения. Песня была самой любимой у их фэна Дэрила Бамонта, который нанялся к ним переносчиком аппаратуры после суперуспешного шоу в Лондоне : "Когда вы слушаете "Photographic", то чувствуете эту мрачную атмосферу. Еще у них были песни "Reason Man", "Television Set" и "Addiction", звучавшие как тяжелое электро".

Depeche Mode были трех месяцев отроду, когда они записали свою первую демо-ленту из трех песен Винса, включая и Photographic. Они решили использовать ее для прослушиваний в рекорд-компаниях, куда они хотели обратиться. Одним из первых, кто прослушал эту запись, был Стиво (настоящее имя - Стив Пирс) из Some Bizarre, сделавший себе имя как энтузиаст электронной музыки, "продвинувший" в свет много альтернативных групп. Стиво понимт выступление группы в Crocs в Лондоне : "Сцена представляла собой открытое пространство без всяких декораций, а в зале было довольно много народу. Это были люди, для которых важнее мода, а не музыка, люди, ориентированные скорее на Duran Duran и Spandau Ballet, которые были больше рок-н-ролльными группами. А Human Legue, Depeche Mode и Soft Cell были настоящими синтезаторными актами". Еще одним человеком, на которого Depeche возлагали большие надежды, был Дэниель Миллер, хозяин независимого лейбла Mute Records, первоначально созданного для выпуска собственного проекта Миллера The Normal. К нему Дэйв Гэан и Винс Кларк пошли после того, как инди-лейбл Rough Trade ("Торговля сырьем") отказал им в сотрудничестве. Винс : "Люди в звукозаписывающих фирмах говорили нам : "Нет, это нам не подходит, однако попробуйте заглянуть к Дэниелю - он как раз основал свой лейбл". Они встретились с Миллером в офисе Rough Trade, и когда он увидел Дэйва и Винса, он просто разочарованно протянул "О-о" и вышел за дверь, не говоря больше ни слова. Кларк и Гэан возвратились в Бэзилдон и объявили Флетчу и Гору, что Миллер оказался "еще одинм ублюдком". Двадцать лет спустя Миллер сам рассказал о тех событиях : "По-моему, это была осень 1980-го и я тогда много работал с фирмой Rough Trade. У нас были проблемы с выпуском одног из ранних синглов Fad Gadget, и я был в очень плохом настроении. Я помню, как ко мне подошел менеджер Скот Пиринг и сказал : "Вот кассета, может быть ты заинтересуешься этим." Я увидел этих странных Новых Романтиков, шатающихся по офису, и просто ушел. У меня не было ни малейшего желания прослушивать их. Я просто сказал : "У меня нет времени, я должен бежать". Таким образом Миллер успустил свой первый шанс начать работу с Depeche Mode, "открыв дверь" для Стиво из Some Bizzare, который начал компилировать первый сборник новых электронных музыкантов. И тот не замедлил этим воспользоваться, полсле одного из концертов подойдя к музыкантам и начав разговор об их участии в сборнике. Винс Кларк смеется, вспоминая : "Мы были молодыми и впечатлительными, и Стиво сказал : "О, да я могу устроить вас на разогрев тура Ultravox!", что было для нас просто мечтой". "Через месяц после нашей первой встречи я встретил их на концерте, - вспоминает Миллер. - Я сперва не признал в них группу, которая была в оффисе Rough Trade. Они играли перед fad Gadget в Bridgehouse в Canning Town, и я был поражен. Я ненавидел Новых Романтиков, но это было совершенно другое". Миллер встретился с ними за сценой и сказал "Я бы хотел сделать что-нибудь с вами, например сингл". Винс говорит : "Дэниль предлагал нам только один сингл, и мы никак не могли выбрать между ним и Стиво. Я не помню, почему мы все-таки пошли за Дэниелем". Стиво вспоминает : "Depeche Mode были очень оздачены таким положением вещей, так как мы имели куда более сильную позицию в масс-медиа. И поэтому я пошел к Дэниелю и сказал : "Я только что рассказал Depeche mode что ты очень хороший парень, и они должны пойти за тобой." Я сказал им что Дэниель очень честный и обязательный. С тех пор мы находимся куда более в теплых отношениях, и если я имею какие-нибудь проблемы, то Дэниель всегда помогает мне". И поскольку Дэниель решил плотно заняться Depeche Mode, а Стиво нравилось творчество Soft Cell, они пришли к джентельменскому соглашению : Depeche Mode остаются за Mute Records, однако делают песню для сборника Some Bizzare, а Soft Cell переходят на лейбл Стиво.

В самом конце 1980-го Depeche Mode пошли в East London Studio записывать "Photographic" для Some Bizzare Album. "Я хотел предоставить для альбома Стиво по-настоящему хорошую песню, но не совершенно самую лучшую, - признается Миллер, ставший продюсером записи. Группа подключилас свое оборудование и их новый директор попросил их сыграть "Photographic", "Dreaming Of Me" и "Ice Machine" живьем в студии. Их оборудование представляло из себя синтезаторы MOOG Prodigy, Yamaha CS5, Kowai и Dr.Rythm - программируемая драм-машина. Миллер предложил им и свое оборудование : несколько более современных синтезаторов и ARP 2600 - модульный синтезатор с аналоговым сексвенсером. Когда Винс увидел эту штуку, он только и произнес : "Вау!". Именно эту машину и использовали для создания звука легендарной Photographic, которая была записана и смикширована в один день.

1981 : Новые герои ультрапопа
В феврале 1981 года Стиво наконец-то выпустил долгожданный проект - альбом Some Bizzare. Он открывался очень интересной, минималистской композицией Blancmange "Sad Day", а в середину были вставлены психопатическая песня Soft Cell "The Girl With The Patent Leather Face" и мрачная "Photographic" самих Depeche Mode. Обозреватель New Music Express Крис Бон в свой статье сфокусировал внимание на произведении Depeche Mode, охарактеризовав его как "очень крепко сделанную, уверенную песню с переплетаюшимися мелодиями синтезаторов, навеянную футуристической лирикой 30-х годов". "Мы - Футуристы , - заявил в одном из интервью Дэйв Гэан. - Потому что мы являемся людьми, которые хотят быть индивидуальными. А направление Новых Романитков подразумевает людей, выглядящих одинаково... Футуристы вышли из панка, и это направление является для нас главным на настоящее время". Однако по словам Стиво, "никто тогда не хотел называться Футуристом. Это подразумевало, что у тебя отсутствует чувство юмора". "Поскольку мы играли на синтезаторах, - сказал Гэан в 81-м. - Мы вели себя на людях закрыто и не улыбались". Флетчер добавил : "Люди думали : "Синтезаторщики... Они должны быть очень мрачными..." На наши вечеринки приходили в основном "гуманоиды".

В начале года четверка музыкантов отправилась в Blackwing Studios в юго-восточной части Лондона, где начала записывать свой первый сингл "Dreaming Of Me". Миллер открыл для себя эту студию во время работы над проектом Silicon Teens, и главным ее преимуществом была большая контрольная комната, куда группа подключила свои синтезаторы. Однако студия не была специально приспособлена для записи синтезаторной группы и большая заслуга в производстве этого сингла лежит на инженере студии Эрике Радклифе, с радостью согласившемся работать с Depeche Mode. Выбор пал именно на "Dreaming Of Me", потому что Миллер и Depeche Mode решили, что это наиболее подходящая для широкого слушателя песня, лежащая в средине между откровенно попсовым материалом и более мрачными песнями, которые они играли вживую. "Это был потенциальный сингл, - говорит Гэан . - У нас было около двадцати песен, но Даниель предложил нам именно эту. Я считаю, что это настоящая классическая поп-песня". "Я был очень доволен, - говорит Миллер, ухмыляясь, 20 лет спустя. - Я помню мой тридцатый день рождения очень отчетливо, потому что именно тогда я впервые увидел обложки к "Dreaming Of Me", а группа впервые играла концерт в Rainbow, где проходило первое выступление Новых Романтиков на большой публике. Продюсеры шоу Стив Стрендж и Расти Иган пригласили выступать там все новые синтезаторные бэнды типа Ultravox, Metro, Shock. И они так же позвали второстепенную на тот момент группу Depeche Mode открывать шоу. Это был их их первый концерт перед такой большой аудиторией, и очень много постоянных поклонников группы говорят, что уже тогда они произвели на них хорошеее впечатление". Потом Depeche Mode играли концерт в Cabaret Futura, "берлинизированном" Футуристском клубе, 16 февраля 1981 года, а четыре дня спустя Mute records выпустила свой 13-й сингл "Dreaming Of Me" с би-сайдом "Ice Machine". Крис Бон из NME дал реценизию на сингл : "Насмторя на горделивое название, "Dreaming Of Me' очень скромная и простая электронная песня в духе Orcestral Manoeuvres In The Dark. Выразительный вокал, программируемая ритм-машина и холодно-бархатная мелодия доставят вам удовольствие в течении трех минут". Бетти Пейдж из Sounds описала песню как "приятный, оригинальный и светлый синтетический поп", однако многие критики советовали группе начать развивать свой саунд с привлечения живого ударника. Но Дэйв Гэан высказался категорически : "Я не думаю, что мы это сделаем. Наши драм-машины создают звук, максимально приближенный к живым барабанам. Я знаю, что Orchestral Menoeuvres In The Dark после использования драм-машины на сцене заполучили живого ударника, и стали звучать очень плохо после этого. Мы не нуждаемся в нем - это лишь лишняя персона, которой придется платить". Первый сингл Depeche Mode попал в ротацию на Radio 1, а где-то через месяц после релиза попал на весьма приличное для начинающей группы 57-е место в британском Top 75. По словам Энди Флетчера, даже такое низкое место оказалось настоящим шоком для группы, поскольку уже одно попадание в Top 75 означало переход в разряд "мажорных" групп. Дэниель Миллер тоже был приятно удивлен, полчая телеграммы из разных точек света с примерным содержанием : "Можем ли мы выпустить эту запись у себя?"

Работая над подготовкой "почвы" для выпуска следующего сингла группы в Европе, Миллер познакомился с хозяином Шведского инди-лейбла Sonet, Робом Бакли, который активно включился в работу над продюсированием Depeche Mode (некоторое время Мартин Гор даже писал свои песни под этим лейблом). "С помощью Роба я начал учиться интернациональной работе, - говорит Миллер. - Мы вместе ездили по всей Европе и заключали контракты на выпуск следующего сингла группы "New Life". А Depeche Mode тем временем прододжали играть концерты на протяжении всей весны и лета, включая концерт в Лондонском The Lyceum, где они разогревали Fad Gadget. По словам журналиста Пола Ноера, "гвоздем программы были все-таки Depeche Mode, группа из Бэзилдона. Певец и три клавишника визуально пересекались с образом Spandau Ballet, однако музыкально не были похожи ни на что". Кроме того, Depeche Mode наконец-то выбрались из южной Англии и отыграли даты в Лидсе, Бирмингеме и Кардифе, использя для этого свое свободное от работы время. Единственным неработающим членом группы был Кларк, он-то и устраивал все эти концерты и решал все организационные вопросы внутри группы. Он же и проводил большую часть времени в студии Blackwing, работя над свежими композициями Depeche Mode - Винс был "ведущим" в этом процессе, так как имел всегда очень четкие представления о том, как должна звучать та или иная песня. "Однажды я зашел в Blackwing поработать вместе с Винсом и дать ему несколько дельных советов по части извлечения звуков , - вспоминает Миллер. - Флетч и Март прибыли в студию после работы, в своих строгих костюмах, и большую часть времени провели у игровых автоматов. Потом мы сказали Мартину: "Нам нужно сыграть одну мелодию, не спустишься ли ты к нам?" Мартин как раз тогда поедал бутерброд и спустился вниз с ним в одной руке, а другой рукой наиграл мелодию на клавишах".

Второй сингл группы "New Life" был выпущен в июне 1981 года. К тому времени Depeche Mode сыграли более 50 сольных концертов и обзавелись первой песней в чартах, однако по словам Гэана, "не чувствовали особой уверенности, когда вышла New Life". Эта песня представляла из себя классический танцевальный хит с ребяческой лирикой. "Песни Винса являются довольно странными, потому что они ровным сечтом ничего не означают , - сказал позднее Гор. - Он уделяет основное внимание мелодии, а уже потом подбирает и рифмует слова". Благодаря этой веселой песенке, спустя месяц забравшейся на 11-е место британского чарта, группа привлекла к себе интерес музыкальной индустрии и публики. Depeche Mode с успехом выступили в программе Ричарда Скиннера на Radio 1, исполнив песни Винса Кларка "Boys Say Go!" и "Photographic", а также два творения Гора - "Tora!Tora!Tora!" и "Big Muff". Далее было первое выступление на телевизионном шоу Top Of The Pops, которое по словам Флетчера, сильно повлияло на группу : "Ведь мы делали то, что хотели и на нас смотрело около миллиона людей! Это было очень здорово". В то время, как сингл "New Life" покинул британский хит-парад после 15-недельного пребывания там и был распродан тиражом в полмиллиона копий, Дэйв Гэан закончил арт-колледж. После этого, чтобы самоутвердиться, он решил проходить практику в ценртальном Лондоне. Это было нелегко, так как каждый раз по пути на работу его по нескольку раз атаковывали толпы девушек-поклонниц, и постоянно толпились под его окнами и галдели, так что Дэйву приходилось задергивать шторы. В свою очередь, Флетчер и Гор решили покинуть свою работу и сконцентрироваться на группе.

Что касается визуального образа группы в то время, то музыканты никак не могли отделаться от прикрепившегося к ним намертво имиджа Новых Романтиков, более соответствующего рок-группам типа Duran Duran. Это не очень нравилось Миллеру : "Я понимал, что их элитизм был важной частью клубного направления, однако это мне не нравилось. Depeche были поп-группой. А Новые Романтики подражали людям типа Боуи - более рок-н-ролльным. Я интересовался электронной музыкой и не хотел идти на компромиссы, связанные с продвижением рок-стиля". Однако не все воспринмали Depeche Mode всерьез : в элитизированном Лондоне, где синтезаторная музыка больше ассоциировалась с The Human Legue и Soft Cell, масс-медиа считали Бэзилдон "шуточным" городом. Музыканты это понимали, и поэтому в одном из интервью Дэйв Гэан пошутил : "Наш стиль - это P.U. То есть pop-and-up". А Кларк поправил его : "Нет, наш стиль - U.P, что расшифровывается как Ultrapop!". Но в общем атмосфера тех времен была однозначно попсовой, а значит и благоприятной для синтезаторщиков Depeche Mode - в июне они записали еще один шедевр поп-музыки под названием "Just Can`t Get Enough". Однако с его выпуском было решено подождать до осени - "New Life" только начинал свое четырехмесячное пребывание в хит-параде. После студийной сессии группа совершила небольшую поездку по стране, играя в клубах Брингтона, Манчестера, Эндинбурга и еще пары городов. На концертах они сталкивались с разной публикой от рокеров и Новых Романтиков до поп-фэнов. Миллер к тому времени уже окончательно сдружился с музыкантами и ездил по стране вместе с ними. "В ранний период для них я был водитель, тур-менеджер и звукорежисер в одном лице", - смеется Миллер. В августе Depeche Mode попали на обложку журнала New Musical Express, причем их фото было не совсем обычным - фоторгаф по имени Антон Корбин "размыл" стоящего впереди Гэана, сфокусировавшись на трех участниках на заднем плане. "Я был просто взбешен, - вспоминает Гэан. - Я был впереди, но в тоже время и не был! Тогда я думал, "Какой ублюдок!", он вывел меня из фокуса!" Интервью для журнала брал Пол Марли, и главной темой беседы была интеллектуальная сторона феномена Нового Попа, а отвечал больше всех Винс Кларк, обычно молчаливый и держащий все свои соображения при себе.

продолжение следует...

Hosted by uCoz